В этом посте речь пойдет о злополучных, всем уже жутко надоевших мебельных стенках советского периода. Избавления от этих стенок очень больной вопрос для многих, кто живёт в пространстве, где не по их воли они присутствуют. Зачастую, от них хотят избавиться не их хозяева, а их «дети», и с препятствиями они сталкиваются существенными. Возникают конфликты и недопонимание. Я уже говорила не раз, что сами по себе предметы не имеют в себе никакой ценности, особенно если они не сделаны из драгоценных металлов и не имеют исторической ценности. Сам человек наделяет предметы своего пространства смыслом и связывает их с событиями в своей жизни.

В чем собственно проблема с этими шкафами? Почему их так трудно выкинуть? 
В нашей практике эти ситуации регулярные, и, как правило, они имеют одно и то же содержание.

Сейчас я постараюсь максимально деликатно донести информацию. Эти стенки олицетворяют одно из значительных достижений ваших родителей. Это приобретение, если сравнивать его с нашим временем, равноценно по значимости наверно с автомобилем, хотя даже более значимым, потому что на тот период её наличие определяло статус семьи и гражданина. Так вот дело здесь не в ценности, дело здесь в достижении. Если стенка до сих пор находится у вас в пространстве - это говорит о том, что её хозяева не смогли психологически перестроиться со времён «перестройки». Не смогли найти ориентиры в социальном пространстве и выстроить новую стратегию жизни. Их сознание сейчас находится в той точке, когда человек знал куда стремиться, понимал социальные законы, был на пике своей значимости, в самом расцвете сил и мог ориентироваться в своей картине мире.

Шкаф как маркер фиксирует и напоминает о значимости человека, о его целостности картины мира. Поэтому стремление выбросить шкаф «детьми», родителями рассматривается как "выбрасывание" их значимости и их картины мира. На поверхности речь естественно идёт только о шкафах, но спектр чувств, которые испытывают в этот момент их хозяева, отражает совсем другое, и вызывает огромное сопротивление.

На нашей практике чаще всего с таким "хранением" стенок мы сталкивались в основном у мужчин, женщины более склонны к выбрасыванию, что казалось бы удивительно. Женщинам в этом отношении легче, им принадлежит, как правило, всё пространство, а мужчинам ничего не остается, как бороться за «стенки». Но мы рассмотрим эту ситуацию для всех, как для родителей, так и для «детей».

С одной стороны стенка несет в себе значительную информацию для сохранности системы родителей, с другой, она создает конфликт со временем и общей культурной системой «детей», и является на самом деле мощнейшим энергетическим блоком и препятствием в формировании новой системы ценностей, что однозначно не позволит выйти семье на новое качество жизни.

Мы уже говорили много раз о законе формирования своего жилья, человек моделирует свое пространство, так как видит мир. И наоборот изменение среды человека меняет его отношению к миру.

Что же делать? Как быть тем, кто вынужден жить с этой «стенкой» не по своей воле?

Во-первых, как минимум нужно задуматься, почему вы оказываетесь сейчас в этом положении, на что конкретно вы реагируете? Что лично у вас стоит за этим шкафом? Часто в таких ситуациях "дети" испытывают множество претензий к системе ценностей родителей, что заставляет их менять родителей, а не самих себя.

Если у вас нет возможности переехать и создать свое пространство, мы всё-таки рекомендуем договориться с родителями и "стеночку" убрать. Это даст ресурс не только вам, но и им, вначале страшно, но потом вы удивитесь, как быстро произойдут ключевые события в жизни, которых вы даже не ожидали. Кстати, появление шкафа-купе на месте стенки говорит о том, что система осталась той же, только она сделала "апгрейд" и приняла облик современности. Поэтому рекомендуем использовать освободившееся пространство совершенно новым для вас образом.

Старые стенки, пианино, на котором давно не играют, антресоли - это всё про одно! Не застревайте во времени, иначе современный мир застанет вас врасплох, когда вы совсем будете к этому не готовы!

Наталья Арабаджи.